Пользуясь всем этим, Наполеон настойчиво продолжал борьбу с Англией посредством «континентальной системы». Система эта оказалась очень тяжелой для всех европейских государств и даже для самой Франции. В 1811 г. Россия окончательно отказалась следовать ей, а так как накопились и другие поводы для войны, то Наполеон двинулся в Россию с огромной армией, и началась Отечественная война 1812 года. Так как в тылу с Испанией не было покончено, то теперь преследовались две цели сразу, вопреки принципу, которого Наполеон так строго придерживался до 1809 г.

В наружности Наполеона к этому времени произошла большая перемена. Он сильно пополнел, движения его утратили живость, по временам у него обнаруживались, признаки повышенной чувствительности, которую объясняли как симптомы истеричности. Привычка пить крепкий кофе, чтобы разгонять сон, вызывала нервные припадки. Появились признаки каменной болезни, которая быстро развилась. Однако, хотя он по-прежнему проявлял необычайную деятельность и физическую неутомимость, но раздвоение личности Наполеона, как императора и как полководца, все более давало себя чувствовать. Первая сторона (государь) всегда стояла на первом плане; вторая же (полководец) часто стушевывалась. Поэтому под Бородино он не пустил в дело резерв (гвардию) для довершения удара и полного разгрома противника, как сделал бы, если бы оставался только полководцем (см. статьи Битва при Бородино 1812). При отступлении из России Наполеон уже не садился верхом. Иногда он ездил в экипаже, а большей частью, одетый в длинную кунью шубу, с толстой березовой палкой в руках, молча шел пешком в рядах солдат с каким-то сверхъестественным спокойствием.